?

Log in

No account? Create an account
Моды для Deus Ex (первого каноничного)
ro_do
http://project2027.com/ru/#/
Неплохое поделие русских фанатов.
Теперь вы в роли террориста-фрилансера, с вирусами в голове. Которому на голову внезапно свалилось решить судьбы мира.

http://www.moddb.com/mods/gmdx/
Англоязычные фанаты. Очень хардкорный мод под оригинал, но атмосфера сохранена.
https://drive.google.com/file/d/0B8S2ULg9ofuaQnUyLWRDZVFCaDA/view
Небольшой русификатор для субтитров и менюшек. Его необходимо положить в папку Deus Ex/System. Далее в файле конфигурации gmdx.ini найти строку Language=int и изменить на Language=rut.


Моды ставятся поверх оригинальной игры, строго англоязычная версия v. 1.112

System Shock 2
ro_do
Сразу оговорюсь, игра глюкавая до безобразия, проблема запустить ее была самой маленькой проблемой. Соответствующий форум олдфагов по борьбе здесь http://www.old-games.ru/wiki/System_Shock_2_(%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8B), однако оный продукт тем не менее конфликтует с моим железом до слез и голубых экранов. Посему для комфортного прохождения ищем на помойке старый комп с подходящим железом и ОСью :s39:

СутьCollapse )


что понравилосьCollapse )


Что не понравилосьCollapse )

Сага о темном властелине, его кольце и о том, как оно было на самом деле.
ro_do
[сабж]
Ородруин, день первый

.. – Ты знаешь, как долго мы ждали этого момента. Суборбитальный дракон Омега сообщил предполагаемый радиус исхождения флуктуаций артефакта. Мы не можем ждать.
Моркар скосил глаза вниз. Видно было, как на фестоне реактора снуют рабочие орки, прикопченые от жара и радиации.
– Мой повелитель, эту ситуацию не взять в лоб. Что батальон урук-хай, что все девять назгулов годятся лишь на завершающем этапе, иначе даже самый тупой хоббит сообразит, зачем мы явились. Необходимо действовать более тонко. Скажем, некая разношерстная компания скупает ювелирные украшения по сходной цене. Иначе – я опасаюсь – мы просто спугнем предполагаемого носителя.
– Ты так считаешь? – Саурон задумчиво зашелестел триггерами – А какие гарантии, что посланные люди не используют его в своих интересах?
– Я лично возглавлю операцию и отберу исполнителей, мой повелитель.
– Мы приняли решение – голос заполнил собой зал, красиво подсвеченный оптоволоконными кабелями, – Подойди к терминалу 3-В и получи необходимые ярлыки.
Моркар расправил плечи и шагнул навстречу судьбе.

Барад-Дур, день третий

Капеллан помог найти единственного хоббита в Иноземном легионе.
– Как его зовут? – поинтересовался Моркар
– Не вспомню, ваше благородие – улыбнулся капеллан, – как только собратья по оружию единожды увидели его в казарменной душевой, его самая приличная кличка – Бибис.
– Как он вообще к вам попал сюда?
– Изгнан с родины за необоримую клептоманию. Здесь соответственно попал в роту снабжения. Пройдемте.
Помимо хоббита, выбор пал на эльфа-полукровку по имени Ладрил, серого от воскуривания разных эльфийских зелий, и гнома Грухни, отличавшегося совсем не-гномьим чистоплюйством, обладателя красивой, искусно завитой бороды.

Завербованные вскоре были приведены в одну из башен, где к ним добавились остальные: здоровенный орк Шибо с длинными волосами и в модных круглых очках, гоблин Крок, ростом на полторы головы ниже орка, но такой же плечистый (отчего выглядел квадратным), молодой перспективный аколит Золтан с торчащими волосами и вычурным посохом. В углу молча стоял голем модели Урс, НИИ некромантии недавно выпустило их небольшой опытной партией. Наконец последний явился один из назгулов Ангмар, участвующий в предприятии, и презрительно зашипел на остальных.
Вольнонаемные подписали соответствующие пергаменты, получили солидный аванс, после чего вся честная компания отправилась знакомиться друг с другом на полигон. Моркар провел следующие пару дней в хлопотах, достал в отделе мутаций самоновейших биоконей, скомплектовал расходники для всех и разные нужные в походе приспособления. Мечи, луки и прочее оружие каждый приобрел себе сам.

Удел, день седьмой

– Бильбо, ты мне обещал – глаза Гендальфа приобрели стальной оттенок – подозреваю я в нем великую силу.
– Нет! – взвизгнул хоббит – моя пррреелесть останется со мной и у меня! Только попробуй, старое чучело!
Гендальф шагнул вперед. Бильбо выхватил из-под плаща эльфийский кинжал с явным намерением вспороть оппоненту брюхо, но его опередил точный удар посохом в кадык. Старый хоббит захрипел и повалился на пол, пуская кровавые пузыри
В комнату на шум заглянул гном, что-то жуя.
– Засуньте его в мешок и снесите в болото – велел маг, – а я должен поговорить с Фродо. Если что – Бильбо отправился на курорт в Ривенделл.

– Испытай его, прямо сейчас – Гендальф заглянул в глаза Фродо – брось в камин!
– И расплавь фамильную драгоценность – хмуро пробурчал молодой хоббит, однако подчинился властному голосу. Далее произошло нечто необычное.
Из камина вдруг дохнуло замогильным холодом, протуберанцы пламени закрутились какой-то невиданной воронкой, чье жерло развернулось в сторону двоих зрителей. Всполохи закружились внутри, зачаровывая и зовя. Фродо не выдержал и шагнул вперед, жилистая корявая длань схватила его за воротник.
– Возмущение пространственно-временного континуума, причем скорее всего зависит о приложенной температуры – заявил маг, шустро вылавливая кольцо кочергой, – Но самое интересное должно быть при контакте с энергетической аурой тела..
– Мне это все зачем? – Фродо исподлобья посмотрел на своего приятеля.
– Пока не знаю. Слушай, мне надобно смотаться по этому поводу к старой подруге, эльфийской владычице Галадриэль. Сиди тихо, никому не трепись об нашем общем секрете и не надевай кольцо.
– Дык забери его себе, за небольшую компенсацию.
– Э нет, мой юный друг, здесь не все так просто – ответил маг, после некоторого молчания, – финансовых проблем у тебя нет, Бильбо отписал тебе все имущество, будь осторожен – и все будет нормально. К концу месяца я вернусь.

Мория. День 37-ой

Кавалькада всадников приближалась к бывшей гномьей твердыне. Моркар выдернул из тубуса зрительную трубу с искусно зашлифованными кристаллами и просканировал надземную часть.
– Странно.. никаких телодвижений. После зачистки здесь оставили дозорную заставу и метеостанцию. Не расслабляемся, ребята! – и поправив широкополую шляпу, пришпорил биоконя, – Урс, подними на пику флажок! Грухни, Ладрил – в авангард!
Урс поднял на пику флажок отдельного моргульского батальона, во избежание дружественного огня. Гном вырвался вперед, держа перед собой свою гордость – трехдульную пищаль, эльф поспешил за ним, смотря во все глаза. Однако никаких движений не последовало, ни окрика часового, ни лая собак, лишь метеокристалл блекло пульсировал, передавая данные.
Спешились. Дверь оказалась заперта изнутри. Гном отстегнул с пояса мультяшку и быстро подобрал нужный отросток. Замок крякнул, впуская гостей в караулку, и голем первым ворвался внутрь, с двумя мечами наголо.
Через несколько минут нежданные гости собрались вместе, весьма озадаченные.
Бибис безошибочно нашел тайник в казарме, извлекя оттуда початую бутылку «гномьего жара» и засохший недоеденный бутер. Ладрил зашел в сортир и повел носом:
– Здесь не опорожнялись уже с неделю – авторитетно заявил он.
– Что скажете, мессир? – обратился Моркар к назгулу.
Черная фигура в плаще шумно потянула воздух ноздрями и поводила головой:
– Наружу никто не выходил. Флюиды аур идут туда, – и указал пальцем в черной перчатке на круглый люк в катакомбы.
– Вы что-нибудь видите внизу, мессир?
Назгул долго смотрел вниз куда-то сквозь толщу породы своими мертво-синими щелями, кашлянул и отвернулся:
– Есть аура силы. Враждебная нам. Но не всевидящая и не всеобъемлющая.
– Что это значит? – неловко спросил Грухни.
– Это значит, что мы имеем шанс пройти через катакомбы – ответил за него Моркар – Присядьте, надо обсудить сложившуюся ситуацию.

– Почему мы обязательно должны идти внизу? – спросил Бибис, – почему не поверху?
– Ты когда-нить переходил мглистые горы? Кстати, Золтан, подключи мой квази-палантир к метеокристаллу.
Спустя несколько минут все любовались на заснеженные вершины с непрерывным сырым ветродуем.
– Есть желающие среди живых?
Все, кроме орка с гоблином, сжались.
– Мэтр – подал голос Ладрил, – предположим мы пойдем по тоннелям. Но наши кони хоть и био, но точно также хрипят, топают и оставляют навоз. Кто бы там внизу ни был, нас засекут на раз-два-три.
– Да, это проблема. Предлагаешь оставить коней здесь?
– И тащить на себе всю поклажу? – зашипел орк.
– Растрясешься немного – заявил гном. А на той стороне купим новых или отберем у кого.
– К сожалению у нас мало времени. Соберите в казарме одеяла, тряпки, портянки – что угодно – Моркар встал, – обмотайте им копыта, завяжите морды, сделайте клизмы наконец. Ладрил, ты умеешь делать коням клизмы?
– Я умею – вдруг произнес хоббит. Шибо и Крок переглянулись и захрюкали в кулаки.

Мория, день 38-й

Чем ниже спускался маленький отряд, тем становилось жарче. Фосфорные фонари, заблаговременно захваченные в поход, давали неяркий оранжевый свет. Грухни важно вышагивал впереди, сверяя найденную карту с рунами на развилках. Биоконей связали вместе и вели цугом.
– Ты бывал здесь раньше? – спросил Моркар
– Нет. Но все гномьи копи похожи.
– Ничего не щиплет в душе?
– Сэр, эти грязные свиньи изгнали меня за то, что я красил и подвивал бороду. И в упор не видели моих гномьих талантов. Что должен я иметь с ними общего?
– Кхм.. Долго там еще до цели?
– Через 5 стадий – морийский мост через геологический разлом – и мы на другой стороне.

Мост оказался из двух половинок, узким и ажурным, на выносных тягах с обеих сторон. Далеко внизу краснелась магма, красиво подсвечивая своды пещеры. Когда подошли к середине моста, увидели что противоположная секция не выдвинута на полный ход. Гном остановился и зачесал в затылке, думая как исправить проблему.
– Управление западной секцией похоже на той стороне. Надо перебраться и затем перевести остальных.
– Торопитесь – вдруг зашипел назгул. За нами идут.
Моркар оценил взглядом расстояние.
– Шибо, Крок! Можете перекинуть нашего Грухни через провал?
– Конечно, босс!
Здоровяки содрали с гнома рюкзак, схватили за руки-ноги, и раскачав метнули на другую строну. Послышался сочный шлепок тела, однако он проворно вскочил и засеменил отбитыми ногами к пульту. Рюкзак с инструментами полетел следом. Оглядевшись, он крикнул:
– Компрессии нет, я мигом!

Послышался шум, переросший в топот. Назгул отстегнул от пояса урановый кистень на длинной цепи, Золтан завинтил в жезл кристалл силы, Ладрил натянул лук. Остальные встали в шеренгу и обнажили мечи. Моркар оглянулся – Грухни прибежал с каким-то кривым рычагом, вставил его в шлиц механизма и принялся вращать что было сил. Секция медленно поползла навстречу.
Из-за поворота показались четверо дварфов. Их вид был ужасен, в черных провалах на месте глаз казалось не было ни капли разума, волна кислой вони заполнила зал. С воем и воплем они устремились на отряд, потрясая кувалдами и обрезками труб.
Схватка была недолгой, орк с гоблином пинками отправили трупы в бездну.
– Их было пятеро – вдруг сказал назгул – скоро он приведет остальных. Отступайте.
– Мессир!
– Отступайте! – зашипел он и начал раскручивать кистень над головой.
Шум приближался. Грухни вертел рукоять как проклятый, обливаясь потом и ругаясь. Кистень вращался все быстрее и быстрее, издавая фурх-фурх-фурх, словно легендарный дракон Геликоптер. Из-за поворота показалась толпа дварфов, а затем существо, похожее на гигантскую сколопендру. Каждый ее сегмент отсвечивал броней, спереди клацали жвалы размером с косу, верхом восседало несколько дварфов, потрясая оружием.
И тут Ангмар запел. Высокие обертона заполнили своды пещеры, переливаясь и заставляя зажимать уши. Наконец Ладрил шлепками отправил животных через уменьшающуюся щель, следом прыгнули остальные, Золтан оскользнулся, но был подхвачен рукой Крока. Они уже добежали до арки, когда первые дварфы полетели вниз как кегли. Секции моста зазвенели – Ангмар нащупал частоту резонанса, а затем он одним движением сменил угол вращения. Урановое ядро со звоном впечаталось в полотно.
Мост рассыпался, словно хрустальный, увлекая в далекую бездну сколопендру, дварфов и фигурку в черном плаще, поющую песнь кольценосца.

Пригорье, таверна «гарцующий пони», день 49-й

Бибис задушевно заглянул своими бархатными глазами в очи собеседника, не забыв при этом наполнить его кружку:
– Две тысячи эльфаров! Ты знаешь, что такое две тысячи эльфаров? Ткни пальцем в любой дом в пригорье – и он твой. С прислугой по пожизненному найму!
Фродо уставился вверх, словно на люстре должна была появиться цифра, за которую следует продаваться. Жадность свербила его, все состояние его дяди – знатного в прошлом мародера – навряд ли дотягивало и до шестиста. Тут некстати перед ним опять возник образ Гендальфа и Фродо непроизвольно прикрыл лицо руками. Его собеседник тотчас этим воспользовался и подсыпал визави в кружку порцию криптодола.
Сидящий за соседним столиком Золтан продолжал обрабатывать Фродо кристаллом, подавляя малозаметные пассами параноидальные мыслеимпульсы в его голове, что однако было не так просто.
– Толстая черепушка – шепнул он сидящему рядом Моркару.
– Ничего. Не помогут высокие технологии, так поможет ладрилова фармацевтика и ловкость нашего друга. Клиент будет наш.
– Лишь бы сам Ладрил не накурился вусмерть – ответил аколит, глядя как эльф забивает дудку.

– Клиент созрел – вдруг отчеканил Золтан. Моркар как можно более вальяжно встал и придав себе задумчивый вид, потянулся в нумера, незаметно оглядев зал.
Кроме них в зале сидела компания гномов, играющих в кости с таким остервенением, словно дело уже дошло до фамильных алмазов. Они и создавали основной шум и работу подручным кабатчика. В углу также присутствовал какой-то бомжеватого вида хуманс и тянул трубку. Моркар поднялся наверх, зашел в номер и не зажигая света сел в кресло, закинув ногу на ногу.
Хуманс незаметно выскользнул из-за стола.

– Сюда, сюда, мистер Фродо. Прошу – послышался голос хоббита.
Фродо вошел внутрь. Пока глаза его привыкали к темноте, Бибис поставил на стол ларец, зажег свечу и протянул пергамент.
– Вот договор, подпись и кольцо.
«Скажу Гендальфу, что утонуло в реке» – зажмурился Фродо, «У него этих разных побрякушек и так полон мешок». Перо скрипнуло, оставляя росчерк. Фродо залез за пазуху и вытянул кольцо на цепочке.
– А ты до этого часом не в театре работал? – раздался голос из кресла.
От стены отделились два шкафа, четыре толстых как бревна руки схватили Торбинса. Кресло само собой повернулось, обнаружив джентльмена в богатом кожаном плаще и широкополой шляпе. Рука потянула к себе цепочку, затем глаз пристально разглядел артефакт сквозь монокль.
– Спасибо, мистер Фродо – спародировал он Бибиса – это именно то, что нам было нужно. Желаете получить оплату золотом или вас устроит вексель?
Обладатели держащих его руко-бревен затряслись от смеха.
– Мой друг Гендальф – могущественный маг! – заверещал Фродо, – он превратит вас всех в лягушек!
– Эльфийские сказки – ответил джентльмен, – превращение меня в лягушку противоречит закону сохранения масс-энергии. Всего наилучшего, мистер Фродо.
Тонкий трехгранный стилет вошел в печень, сделав ответную реплику хоббита невнятной.
– Мы покидаем сие почтенное заведение. Добудьте пару факелов, мне кажется местной атмосфере не хватает огонька.

Сизые струйки дыма вместе с воплями уже проникали сквозь дверь, когда Арагорн выломал переплет окна. Запрыгнув в комнату, он мгновенно оценил обстановку, вынул из лохмотьев ампулу с эльфийским зельем, надкусил ее и влил содержимое в рану. Затем схватил со стола пергамент, прижал его к ране и примотал ремешком, снятым с руки. Легко закинув тело хоббита на плечо, он черной тенью выпрыгнул в окно.

Ривенделл, день 58-й

Медленно и тяжело открылись веки. Стерильный потолок. Эльфийский орнамент. Знакомое бородатое лицо и рядом еще одно, небритое, но дружелюбное.
Прояснилось в глазах и вернулась память. Двое, стоявшие у кровати, переглянулись.
– Очнулся, маленький жадный засранец.
Руки сами собой натянули одеяло до глаз.
– Теперь ты превратишь меня в лягушку?
– Нет. – Гендальф и Арагорн захохотали, – тебе предстоит участь гораздо более интересная.
Открылась дверь, и вошла длинноногая эльфийка в белом халате, ведя за собой странное существо. Оно было тощим, словно узник гномьей тюрьмы, с серой блестящей кожей и извивалось, словно гуттаперчевое. Гендальф снял с него ошейник.
– Познакомься, это твой новый друг Горлум. Пока ты был без сознания, я установил тебе на подкорку психопрограмму, которая понадобится для выполнения одной важной миссии. После того, как мы отберем обратно у Моркара кольцо, твой новый друг проведет тебя в Мордор, минуя заставы, там ты уничтожишь его в жерле реактора.
– ....где?
– Это такая большая печка – усмехнулся Арагорн, – пока знакомьтесь.
Горлум подошел к кровати и приветливо осклабился:
– Хочешь рыбки?

Все вышли в соседнюю комнату, где их уже ждал эльф Элронд, глядя непроницаемо черными глазами и презрительно поджимая губы.
– Легко сказать: «когда отнимем».
– Не унывай, мой друг – ответил Гендальф – мой старый знакомый Моркар ленив, хоть и небесталанен. Они ушли по восточному тракту, в направлении Лихолесья, что уже сужает круг поиска. Поисковые орлы уже прочесывают район, а сейчас нам нужны твои самые лучшие бойцы. Я уже связался с Гондором, на тот случай если Моркар будет возвращаться через Минас-Моргул.
– Людишки – скривился Элронд – на что они способны!
– В Гондоре сильное и хорошо оплачиваемое войско, это предостережет Саурона от открытой войны. Кроме того, у меня уже заготовлен сюрприз, я назвал его «должок Исилдуру». За работу, джентльмены.

Парт Гален, день 77

Светало. Великий Андуин величаво катил свои волны, неся плот все дальше к югу. Все спали, лишь только Ладрил сидел на краю с удочкой да Моркар пыхтел трубкой, слегка отгоняя предрассветную мглу. Маскировочная сеть шелестела на ветру, роханские патрули уже давно не показывались.
– Из Мораннона уже подходит отряд урук-хай под водительством мессира Шарии, рандеву сегодня в 2 часа пополудни. Что будешь делать со своей долей?
Эльф пожал плечами.
– Давайте доживем до завтра, мэтр. Слишком гладко получилось наше возвращение, прямо-таки круиз по Андуину на комфортабельном плоту, глаза врагов оказались зашиты.
– Узость мышления и слепая вера в эльфийские штучки. Пойду разбужу Грухни, нехай протирает свои гляделки.
– Все же я бы предпочел, чтобы мессир был рядом.

Гендальф почесал место укуса комара и выругался.
– Венец творенья, а вынужден терпеть этих зудящих кусающихся тварей.
Арагорн усмехнулся.
– Это не самое страшное в жизни. Вот то, что мы чуть не упустили наших общих друзей, вот это нехорошо. Да и теперь.. сил и времени у нас мало, и второго шанса не будет, Генди.
– Не занудствуй – буркнул в бороду маг. – Иди буди Боромира с его наемниками, пускай отрабатывают двойное жалованье. А я пока раздам эльфам «подарки».

Первый залп огненных эльфийских стрел уходил в пожитки, быстро запалив их вместе с причаленным плотом. Бибиса пригвоздило стрелой к бревну, все остальные попадали кто куда, прячась за камни и в ямах. Моркар оказался в одной из них вместе с Золтаном.
– Что скажет твой кристалл?
– Где-то с роту хумансов и пара дюжин эльфов. Есть еще какое-то возмущение, но я не пойму..
– Пусть будет. Нам как-нибудь продержаться пару-тройку часов, подойдет Шария со своим отрядом и сотрет этих бастардов в мелкий кокс.
Моркар осторожно высунул зрительную трубу и огляделся.
– Юго-юго-запад, там холм и какое-то капище. Закрепиться и подождать подмогу.
Меж тем, в рядах противника возникло какое-то шевеление. Солдаты выкатили вперед что-то вроде плетеных тележных колес, подожгли их и пустили вниз к берегу. Дым от них оказался едким и вонючим, все закашлялись и принялись закрывать лицо рукавами.
– Робята! – Моркар привстал. – время убивать и время умирать! Направление – холм к юго-западу! – Он вынул из подсумка два матовых шара, ударил их друг о друга и метнул что было силы в сторону врага, одновременно закрыв глаза. Яркая вспышка вызвала в рядах противника нестройные вопли и ругательства. – Горгорот!
– Горгорот!! – выкрикнули шесть глоток, включая голема, древний боевой клич.

Первым в ряды гондорцев врубился Урс, вращая двумя мечами и прорубая просеку для остальных, следом Шибо и Крок. Золтан свил заклятье «огненный бич», воняющий озоном плазменный шнур с шипеньем прикладывался к телам солдат. «Прорвемся, прорвемся, прорвемся!» стучало в мозгу Моркара, помогающего боевым товарищам пассами, накачивая их тела силой и энергией, вселяя страх в души противника.
Не выдержав натиска, гондорцы дрогнули и расступились. За ними возникла шеренга эльфов, с маячившей позади них фигурой в сером. Свистнул залп, начиненная ртутью стрела вошла Урсу точно между грудных пластин. Его движения стали ватными, словно это была не машина смерти, а серийное огородное пугало. Еще одна стрела пробила энергетический кокон Золтана, поразив его в шею; «огненный бич» упал, запалив траву.
Ободренные успехом гондорцы навалились снова. Грухни жахнул из пищали, уложив сразу трех. Ладрил метнул в гущу наемников шар, лопнувший зеленым облаком, несколько солдат упало на колени с выпученными глазами и принялись выкашливать легкие. Однако уже стало ясно, что им предстоит лишь дорого продать свои жизни.
В отчаянии Моркар вытянул за цепочку кольцо и надел на палец.
Мир вокруг преобразился, утеряв краски и приобретя монохромные ауры сражающихся. Прямо в него летела очередная эльфийская стрела, но делала она это как-то медленно. Моркар без труда уклонился, подивившись ее конструкции, и в два прыжка достиг эльфийской шеренги, обрушив на них узкий клинок своего меча. Вжик-вжик-вжик – и полдюжины эльфов задергались под ногами как агонизирующие курята, остальные побросав луки и выхватив короткие мечи, затравленно смотрели куда-то сквозь него. Снова прыжок, сейчас он обрушит карающую длань на международного террориста Гендальфа.
Неожиданно между ними появились пятеро фигур, чья аура отливала пепельным. Они передвигались, не касаясь земли, их рты криво раззявились со словами «должо-о-ок, Исилду-у-ур!».
«Проклятье, умертвия! Интересно, как с ними бороться в этом измерении?» – возник в мозгу риторический вопрос. Умертвия понятно такими вопросами не задавались. Обвешанные дорогим оружием, четверо из них связали внимание Моркара клинками, а пятое изловчилось зайти сзади и ловко накинуло ему на шею мифриловую цепочку.
Моркар захрипел. Откинув центр тяжести назад, он выбросил вперед обе ноги в ботфортах, сбивая ближние к нему умертвия с ног, они покатились как кегли, словно и не были энергетическими сущностями. Свободной рукой он выхватил стилет и махнул вбок-назад, вонзая в умертвие. Оно хрюкнуло и ослабило хватку.
И тут неожиданно откуда-то сверху на него прыгнуло серое скользкое существо, острые его зубы сомкнулись на фаланге пальца, где было кольцо. Держа в зубах палец, оно по-обезьяньи запрыгало в сторону Гендальфа с радостным воплем:
– Маштер! Маштер! Я шмог!
Алая кровь хлестанула из культи пальца, возвращая привычную картину мира. Лихорадочно заработавшая память выдернула в сознание факультативный курс по магии крови. Рука активировала на запястье амулет рекомбинации и Моркар хлестнул вперед кровью, капли кристаллизовались на лету. В двух оставшихся умертвиях образовались дыры, словно по ним хлестнула неведомая шрапнель. Они осели грязными кучками и Моркар махнул второй раз, стараясь достать Гендальфа. Одежда на том вспыхнула, словно старый маг провел ночь в обнимку с кислородным баллоном.
В следующую же секунду тяжелый удар обрушился на голову нашего героя, лишая его мыслительных способностей. Шляпа жалобно сморщилась, впрыскивая в кожу головы регенераты. Однако Арагорн не удовлетворился результатом и ширнул в осевшее тело клинком меча, после чего отбросив меч в сторону, поспешил на помощь к своему воющему соратнику, дымящему и катающемуся по земле.

Гендальф переоделся и расчесал изрядно утраченную бороду.
– Сцукин кот! Начитался умных книжек. – Маг повернулся и увидел Фродо, деловито обшаривающего карманы еще теплых трупов – Иди сюда, мелкий пакостник, полюбуйся на меня, всего это можно было избежать! Горлум, ты где?
– Здесь, мастер!
– Возьмите эльфийские маскплащи, затаривайтесь путлибами и отправляйтесь тот час. Фродо, вернешься с победой, обретешь вечную жизнь. Как Горлум.
Уродец довольно осклабился: «Да, будешь как я».

Моркар сфокусировал взгляд. Прямо на него смотрела удивленно и обиженно отрубленная голова Крока. Он пошевелился, и вдруг земля под ним поплыла, словно он лежал на новомодном водяном матрасе.
– Не шевелитесь, мэтр. – перпендикулярно голове возникла фигура Ладрила. Левый глаз его вытек, правая рука висела плетью, но он был жив, и это было странно. Эльф присел рядом и начал что-то прикладывать к ране здоровой рукой.
– Брось это поганое дело, Ладрил. Я провалил миссию, мне незачем жить.
– Шария уже скачет к нам, я слышу. У Мордора еще остается шанс.

Мордор, нагорье, день 96-й

Фродо и Горлум сидели закутавшись в эльфийские плащи и смотрели, как хозяин домика колдует над плитой на свежем воздухе. Недалеко от домика по земле проходили какие-то странные параллельные железные брусья, уложенные на толстых поперечных досках и исчезали в тоннеле, через который им предстояло пройти.
Мучительно хотелось пить, почти так же как есть. Давно не мытое тело невыносимо свербило, дыхание было смрадным, двухнедельная щетина добавляла мучений. Эльфийские путлибы были на исходе, и Фродо вспоминал, как на второй день их совместного с уродцем путешествия он по неопытности съел тройную дозу. Эльфийский коктейль аминокислот тогда так ударил в кровь, что Фродо едва не изнасиловал своего проводника. Дорого бы теперь он дал за обед пожилого орка, однако здоровый черный пес во дворе внушал, да и сам хозяин имел вид отнюдь не учителя музыки.
Наконец хозяин удалился в дом для трапезы, а затем вынес оттуда ведро с помоями и оставил его вполне в досягаемости.
– Мы добудем – сказал Горлум.
Спустя несколько минут они с упоением черпали теплое содержимое руками. Фродо с наслаждением ел луковые обрезки, сплевывая шелуху, смачно жевал свиную щетину. «Дом, милый дом, как ты теперь далеко.. И нафига же я забрался в эту оркскую задницу..?» Искра щелкнула в его голове, психопрограмма подстегнула сознание так, что глаза на какое-то время расфокусировались.
– Хорош вылизывать это ведро! – сердито прикрикнул он на напарника. – Пошли в ту дыру в скале.

Ородруин, день 100-й

Фродо, прищурившись, разглядывал вход в жилище повелителя Мордора. Стройные подтянутые охранники выхаживали перед воротами, к которым вела сизая, идеально ровная дорога. По бокам от нее были вкопаны столбики, искусно покрашенные в косую полоску, над всем этим хозяйством виднелся кивающий нарост в виде глаза.
– Не-е, здесь мы не войдем, никакие эльфийские плащи не помогут. Меня по одному запаху учуют за две дюжины шагов.
– Хоббитла, есть ход – ответил Горлум, – смотри право, вон там гриб, из него всегда дуя. Мы поползем против ветров.
Фродо озадаченно поскреб в затылке, однако делать нечего, упал в коленно-локтевую позу и пополз вслед за уродцем к «грибу». Наконец достигнув цели, Горлум прислушался, принюхался и распахнул плащ, под которым ничего не носил, кроме пояса с кармашками. Он извлек из него какой-то крючок на ручке и тонкий рычажок, вставил все в замок решетки «гриба» и принялся шевелить в его потрохах. Спустя минуту замок сдался и щелкнул. Откинув решетку вверх, он запрыгнул внутрь и позвал Фродо. Хоббит протиснулся внутрь и пополз вслед за уродцем, который освещал себе путь брелоком, подаренным Гендальфом.

Постепенно становилось теплее, впереди забрезжил свет, послышался неясный рокот. Наконец они остановились в переходном коридорчике, с вращающейся круглой машиной, увенчаной листообразными загнутыми ножами. Горлум попросил у Фродо кинжал и ловко вставил его куда-то между ножами. Машина обиженно загудела и встала.
Оба они благополучно перебрались через ножи на другую сторону и Горлум выдернул кинжал обратно, машина зашелестела снова, выгоняя из недр горы горячий воздух. За ней оказался достаточно просторный коридорчик, куда сходилось несколько квадратных лазов. Напарники уже было решили в нем передохнуть, как послышалось легкое цоканье по жестяному коробу лазов. Из-за поворота показалось странное существо. Оно было похоже на паука, но его блестящее тельце было размером с хоббитанскую голову.
– Шейло! – крикнул Горлум не то имя, не то ругательство. Существо моргнуло красными глазками, встало в боевую стойку и атаковало Горлума голубоватым разрядом, словно заправский волшебник. Горлум взвизгнул от боли, и судорожно метнулся куда-то в боковой лаз. Паук было кинулся за ним, но вдруг остановился и развернулся к Фродо, видимо осознав в нем живое существо. Хоббит недолго думаю метнул в паука котомку с пожитками. Паук заскребыхал по жести, пытаясь выбраться из-под непрошеной тяжести, Фродо на четвереньках подскочил к нему и навалился всей массой. Паук забился еще сильнее, Фродо ударил его кулаком и охнул – это было сродни бить бронзовую ручку двери. Тогда он дотянулся до кинжала и ударил им что есть силы, клинок соскользнул с паучьего панциря, выбив искры. В ответ паук стреканул разрядом прямо по лезвию, рука хоббита задергалась и и заныла. В отчаянии он схватил другой рукой первый попавший предмет – это оказалась фляжка с остатками воды – и метнул в противника. Эффект превзошел все ожидания, пыхнуло голубым, паук заискрил и конвульсивно задергался.
Напарники сползлись вместе. Фродо баюкал занемевшую руку, Горлум горестно разглядывал ожог на брюшке.
– Что за тварь такая? – вслух поинтересовался хоббит.
– Это создание Саурона, оно убивает много крыс в этих норах – ответил уродец – прошлый раз мы хорошо от него ушли. Оно абиделось.
– Ладно, сейчас передохнем, а куда дальше?
– Мы показывем. Вылезем из норы, там есть что-то как кровать, в которой спят хоббиты. Но это не кровать, оно ездиет вверх и вниз. Вниз не надо, там орки, их много. Надо вверх, там Саурон. Но мы не знаем, как управлять этим.
– Ладно, разберемся. Зря что-ли этот старый пердун Гендальф заставлял меня учить всякую муть..

Фродо стоял у края бездны. Внизу бушевало пламя реакции синтеза, от электромагнитных полей гудело в голове. Темный властелин казалось ухмылялся всеми своими нечеловеческими глазами и наконец спросил:
– Так зачем ты хочешь меня убить?
– Ты – зло! – ответил хоббит. – Ты держишь в рабстве целые народы, наставляешь их вкалывать на полях, в шахтах и кузнях. Твои орки похищают маленьких детей и ставят над ними врачебные опыты, твои купцы ищут разных полоумных отщепенцев, придумывающих разные штуки. Мы – добро! Мы живем под сенью мудрых эльфов и великих магов, они подсказывают нам как жить. Мы празднуем веселые праздники, не забиваем себе голову науками и не пашем как проклятые у страшных машин. В нашей хоббитании за нас не решают разные властелины, мы выбираем себе главу сами!
– А ничего, что вот уже 70 лет вы выбираете из одного и того же богатого клана Брендизайков?
– Это свободные выборы! Я сам голосовал за Мериадока Брендизайка!
– Что ж, попробуй исполнить свою миссию.
Сверкая на троллеях, сверху выкатилась турель, с шипением развернув стволы. Пять вольфрамовых болтов, один за другим вонзились в тело хоббита, выбив из него сгустки темной вишневой крови.
Сзади показалась голова Горлума, раскручивающего пращу, пущенное свинцовое ядро толкнуло пошатнувшееся тело хоббита вниз, в жерло реактора. В падении лицо Фродо умиротворенно разгладилось, ментальный вирус психопрограммы закончил свое существование и отпустил носителя.

Гравитационный коллапс казалось заставил содрогнуться все Средиземье.

Погасли прожекторы сторожевых башен, ярко вспыхнули свечи остановившихся печей. Еще толком никто не успел разобраться в происшедшем, как в видимости дозорных Минас-Моргула показалась огромная армия эльфов и людей, громыхали сапоги и осадные орудия, ревели многочисленные лошади и мумаки. На одном из мумаков восседал Арагорн, красуясь в треугольной шляпе и отдавая приказания адьютантам. Ученые эльфы уже заполняли новые скрижали истории.

Эпилог

– Дети, дети, будьте толерантны! Наш маленький орк Гарша родился при темном властелине, во тьме нечестивого государства. К нему надо относиться снисходительно!
– Учитель, мы нашли у него в портфеле книжку на оркском языке, кусачки, отвертку и логарифмическую линейку.
– Гарша, ты же не гном какой-нибудь, выбрось это немедленно! А вычислительными приборами могут пользоваться только маги. Мы сегодня разучим песенку про легендарного Исилдура, давайте все вместе..